Найти коммуникатор

in #writerlast month

— Я его ненавижу! Я ненавижу этого старого тупого ублюдка Савурски, что замуровал нас на этой вшивой планетке! — крупный мужчина в черном комбинезоне охранника нервно расхаживал по отсеку общего отдыха и бешено жестикулировал свободной рукой. В другой он держал кружку синтетического кофе и периодически шумно прихлебывал из нее, вызывая легкие гримасы недовольства у своего худощавого собеседника, расположившегося в низком и широком кресле.

На игровой доске между собеседниками маршировали древнеримские легионы, текла река, поблескивая на перекатах под лучами незримого солнца, и беззвучно качали ветвями полупрозрачные деревья.

— Ну, что ты все буянишь? — укоризненно спросил худощавый, которому вот-вот «светило» потерять половину конницы, а пращники были практически стоптаны тяжелой пехотой противника. — Все, что могли — мы сделали. Тарик до сих пор пытается подобрать код. База обустроена, энергии вулкана хватит еще не на одну сотню лет, с едой тоже все в порядке, а исследования...

— Да не желаю я здесь торчать сотню лет! — взорвался обладатель черного комбинезона, и от резкого движения черная кофейная клякса расползлась по белому пластику пола. — Поймите, Евгений, нету у меня лишнего времени: меня дома невеста ждет, у меня свой бизнес задуман! Да мало ли чего еще можно сделать вместо того, чтобы провести здесь остаток своей жизни?

Похожий на пучеглазого краба, робот-уборщик робко всосал разлитый кофе и принялся елозить по пластику, возвращая ему первоначальную белизну.

— Не преувеличивай, Джонни, — спокойно сказал худощавый. — Невесты у тебя быть не может. Иначе, ты бы здесь не оказался. А бизнес твой только пышнее расцветет на те деньги, что агентство выплатит тебе в качестве неустойки. Плюс страховка. Ведь по местному времени успеет пройти не одна сотня лет — успеем и поработать как следует, и в анабиозе полежать, и стандартную процедуру регенерации пройти. А денежки все будут капать на счет.

— Но дома-то, по-земному времени, пройдет намного меньше, верно? — спросил Джонни. — Ох уж эти темпоральные парадоксы.

— Если ты за деньги волнуешься, то напрасно. Расчет делается по внутрикорабельному...

— Деньги не при чем, — возразил Джонни. — Просто не представляю, каково это: вернуться и жить среди ровесников своих правнуков.

— Мы все в равном положении, — все также спокойно сказал худощавый, найдя, наконец, выход и быстро перестраивая правый фланг своей армии. Его длинные худые пальцы быстро перебирали светящиеся столбики зеленого света, заставляя маршировать маленьких призрачных солдат на четырех квадратных метрах изображения какой-то холмистой местности с речкой посередине. — Если ты придумаешь как отыскать и отобрать у аборигенов этот злосчастный коммуникатор, завтра же стартуем и через неделю уже будешь дома.

— Ну зачем, зачем он туда поперся? — почти простонал Джонни и буквально рухнул в кресло напротив. Его колесницы бестолково кружили позади красивого строя из шести шеренг тяжелых гоплитов. Робот-уборщик пугливо спрятался за ножку кресла и выставил только одну камеру-глаз для наблюдения. — Если бы я знал, чем это все закончится, лично сломал бы погрузчика!

— И грузил бы потом модули станции на шлюп своими могучими руками? — саркастически вопросил Евгений, продолжая увлеченно перестраивать резерв легкой пехоты.

Искусственный ветерок пробежал по зеленым зарослям оранжерейной растительности.

— Неужели нам остается только ждать? Неужели ничего нельзя придумать?

— Джонни, не психуй. Сегодня полный сбор всего состава экспедиции. Вернется даже Рэйси с другого материка. Будем думать. Пока же я знаю одно: Савурски мертв, мастер-ключ, встроенный в его коммуникатор, утащили местные разумные зверушки-побирушки, а без мастер-ключа нам никуда не улететь. И, отчасти, виноваты в этом мы сами. Если бы не этот идиотский групповой протест, Савурски не стал бы узурпировать власть и принимать единоличных решений. И уж тем более не стал бы блокировать доступ к центральному узлу шлюпа. Ага, вот и конец твоим гоплитам!

Джонни с досадой махнул рукой и все его красивое войско разом исчезло, оставив на живописной местности черные прямоугольные прогалы.

— Я не понимаю, почему мы так просто сидим и ничего не делаем? Отправить все катера на прочесывание! Большой сканер поставить на круглосуточный поиск мастер-ключа! Если устройство хоть раз активируют — он его засечет. Отправить войной на местных ворюг дружественные племена, в конце-концов. Все равно их собирались сталкивать между собой — так пусть это произойдет сейчас, а не через двадцать-тридцать лет.

— Да ты у нас почти профессор! — развеселился, довольный победой, Евгений. — Все предложения выскажешь вечером. А сейчас пойду-ка я поработаю. Как раз новые образцы письменности одного из дальних племен подвезли. Очень, я тебе доложу, интересный образчик местной культуры! Шрифты в завитушках — настоящее произведение искусства.


Вечером весь состав экспедиции собрался в общем зале. Благодаря продуманной обстановке с креслами разной формы, высоты и цвета, весь коллектив разместился так, что каждый воспринимался как индивидуальность и общий сбор не был похож на безликую толпу. Для решения глобальных вопросов это считалось достаточно важным фактором.

Когда, в недалеком прошлом, Савурски ставил задачи исследовательским группам, он собирал их в пустой кубической комнате с рядами одинаковых сидений.

Первым выступал Грэг, аналитик из группы этно-лингвистики, как самый старший по возрасту.

— Мы все знаем, что ..э-э-э.. произошло, — немного в нос бубнил Грэг. — Савурски, буквально, запер нас на планете, заблокировав управление шлюпом и замкнув схему безопасности на единственное коммуникационное устройство. Мастер-ключ он унес с собой как средство получения .. э-э-э .. дополнительной защиты телелучом полевой ... э-э-э... защиты.

Слушали внимательно, но без интереса: ничего нового Грэг все равно не мог рассказать.

— Мы толком не знаем, что там случилось, — продолжал бубнить Грэг. — Савурски пытался напугать объединенное войско нескольких местных племен, погрузчиком и голограммой большой армии, которую ему нарисовал наш уважаемый Тарик. Определенная логика в этом была: пятиметровый погрузчик в этом примитивном мире действительно мог кого-нибудь напугать, да и мастерство Тарика всем нам хорошо известно.

Смуглый и черноволосый Тарик слегка качнул головой и, верно расшифровав взгляд Грэга, громко сказал:

— Да ничего особенного. Нарисовал всяких монстров пострашнее, чтоб ни у кого даже желания драться не возникало. Савурски хотел добиться от местных уступок, чтобы потом попытаться ускорить их развитие. Вы же знаете, что будущее у этой планетки не выглядит радужным из-за обилия разумных видов. Савурски считал, что это не позволит им успешно сотрудничать и развиваться. И что однажды, они просто вырежут друг друга в бесконечных войнах, а выжившие победители — неизбежно деградируют. Поэтому, устрашение внешней неведомой силой, на данном этапе их развития он считал меньшим злом.

— Савурски ошибался! — гневно выкрикнул Рэйси, недавно прибывший на собрание с другого континента. — Если бы вы сразу поддержали меня, его можно было бы остановить до того, как он скатился до нелепого самоуправства! А за три дня, что вы сомневались, Савурски успел полностью захватить контроль!

— Рэйси, успокойся, — миролюбиво сказал со своего места Евгений. — Мы все помним, что ты говорил. Как и то, что как раз из-за твоего нелепого бунта Савурски и блокировал узел управления шлюпом.

— Вы позволите? — недовольным голосом вопросил Грэг у обоих, и после паузы продолжил: — Савурски поплатился за свою ошибку сполна. То, что от него осталось... э-э-э... роботы собирали несколько часов. Коммуникатор, к сожалению, найти не удалось. Правда, кое-какая информация о нем появилась у технической службы.

— Да, есть, — поднялся с кресла техник. — Два часа назад системы контроля зафиксировали запрос и ответную организацию луча полевой защиты. Кто-то сумел активировать мастер-ключ и держал его в состоянии запроса около двадцати секунд.

— Координаты засекли? — выкрикнул Джонни со своего места.

— Очень приблизительно, — бросив быстрый взгляд на охранника, ответил техник. — Если организовать поиск вслепую, пока коммуникатор не включен, потребуется обшарить несколько сотен квадратных километров.

— Я прошу не забывать уважаемое сообщество, — строго сказал Грэг, что наше с вами отбытие в родные пенаты — это только часть проблемы. Куда важнее исправить ошибки, совершенные главой экспедиции и придумать, как направить развитие разных видов разумных в правильное русло. Только так мы можем помочь спасти эту... э-э-э... цивилизацию.

— Пока вы тут думаете, — вновь подал голос Джонни, — я и еще пара добровольцев могли бы начать поиски! Дайте катер, вдруг мне повезет обнаружить коммуникатор?

— Джонни, успокойтесь, — брюзгливо сказал Грэг. — Мы уже искали коммуникатор всеми способами, о которых вы всем тут рассказываете. И автоматические зонды запускали, и награду назначили через своих агентов из местных, и пару воинственных племен к набегам подготовили. Но без информации о хотя бы примерной локализации коммуникатора, этого недостаточно. Нужно другое решение.

— Савурски не учел, — продолжал гнуть свою линию Рэйси, — что на этом этапе развития видовые группы могут создавать гибридные социальные объединения. Особенно под давлением внешних факторов. И мы, вместо того, чтобы устрашить местных, мы оказались внезапно в роли общего врага. Но у нас нет для такой роли технических возможностей. Однако, мы можем привезти с другого континента своих союзников — там мне удалось достигнуть гораздо большего прогресса в контактах с племенами.

— Послушай, Рэйси, это ведь не шутки. Большую войну, которая стала бы причиной быстрого развития местной цивилизации, мы собирались запускать через два-три десятка лет, при следующей экспедиции, — Евгений поднялся со своего места, подчеркивая важность темы. — И уж никак не между континентами войну развязывать. Твой материк, ввиду удаленности, мы хотели оставить в качестве резерва на случай неудачи...

— Я не из вакуума свое мнение взял, Евгений! — запальчиво выкрикнул Рэйси.

— Предлагаю остановить эту вакханалию непрофессионализма, — недовольным голосом вмешался Грэг. — Мы собрались, между прочим, для поиска решения вполне конкретной проблемы. Тут у нашего доктора, кстати, созрела довольно необычная мысль. Пусть он ею поделится с нами.

— Напротив, мысль довольно проста, — немедленно вступил доктор Дюрер — сухонький седовласый старичок с коротко стриженной белой бородой. — С точки зрения местных жителей, наш коммуникатор — это мощный артефакт, нечто запредельно могущественное. Причем, активация этого артефакта не требует специальных манипуляций. Но, будучи активированным, коммуникатор обеспечивает владельцу мощную полевую защиту напрямую с орбитального комплекса. Ведь именно так Савурски надеялся обеспечить свою безопасность.

— Так в чем суть вашей мысли, доктор? — нетерпеливо спросил Джонни.

— Из-за действий Савурски, местные считают нас теперь безусловным злом, — продолжал Дюрер. — А кто же отдаст могущественный артефакт Злу? За коммуникатором не надо гоняться. Это бесполезно. Его все равно спрячут так, чтобы мы не нашли ни в коем случае. Значит, надо сделать так, чтобы местные сами принесли устройство прямо на нашу базу.

— Доктор, вы меня простите, но вам не кажется, что вы сами себе противоречите? — с любопытством спросил Евгений.

— Вовсе нет, — спокойно ответил Дюрер, неспеша набивая архаичную курительную трубку сушеной травой. — Их средствами коммуникатор разрушить нельзя. Технологии не те. Коммуникатор для них — порождение зла. И этого достаточно, друзья мои, чтобы ничего не делая, получить прибор обратно!

Дюрер довольно рассмеялся, прикурил свою трубку от металлического уса робоофицианта и закончил:

— Нам надо лишь запустить в этот мир легенду, устроить внутри горы приемный шлюз, навесить побольше красивых голограмм и лечь на некоторое время в анабиоз. Когда местные понесут нам коммуникатор обратно, дежурная смена всех разбудит и мы сможем полюбоваться финалом этой истории. Вы не поверите, но основы психологии даже более универсальны во Вселенной, чем законы физики.

Он загадочно улыбнулся и окутался клубами белого дыма.


На следующий день среди местных племен поползли слухи о том, что Кольцо Всевластья можно уничтожить только в жерле одного-единственного вулкана.

image.png

Sort:  

дюрер - наш человек! надо его в женщину переделать, а то в вашей экспедиции похоже дискриминация по гендерному признаку.

В женщину - запросто. Но только если не в одноногую негритянку-лесбиянку. Таких не берут в космонавты.

это уж вы сами фантазируйте про ноги и всё остальное

Coin Marketplace

STEEM 0.40
TRX 0.06
JST 0.044
BTC 38184.22
ETH 2310.88
USDT 1.00
SBD 6.70